Интернационализация радикального ислама по оси «страны “арабской весны” – Германия»: оценки немецких экспертов

24.06.2011

  Вероятность исламистской угрозы в странах «арабской весны» была в числе главных акцентов на экспозиции «Арабский мир в стадии перехода — факты и перспективы» 25 мая с.г. в Баварской академии наук. Экспозиция — старт большой программы обсуждения положения на севере Африки и на Ближнем Востоке. На конференциях и семинарах эксперты в различных отраслях знаний ведут речь о широком спектре преобразований: система образования в Тунисе, разнообразие форм ислама, отношение к племенным культурам и обычаям со стороны правительств арабских стран, основы исламского права. Мероприятия проводятся под руководством профессора Карла-Хайнца Хоффманна, президента Баварской академии наук.

Безусловно, особое внимание вызывает мнение тех, кто имеет опыт работы в арабских странах. Одним из таких специалистов является профессор Ральф Райхвальд, почетный профессор Технического университета Мюнхена (ТУМ). С 1999 года он преподает бизнес-менеджмент не только студентам ТУМ, но и своим зарубежным слушателям из числа студентов вузов Туниса (Universite des Science, des Techniques et de Medecine de Tunis, Ecole Nationale d'Ingenieurs de Tunis). В своих лекциях в Мюнхене он подробно рассказывал о причинах и последствиях акций протеста в Тунисе, в том числе об угрозе радикализации, нависшей над страной.

Исламисты электризуют арабский мир, делая его невосприимчивым к идеям демократии, считают немецкие эксперты. Сирийский философ Садик Джалал аль-Азм, автор нашумевшей книги «Критика религиозной мысли», вышедшей в свет в результате поражения Сирии в Шестидневной войне, думает иначе. Он пытается увидеть будущее мусульманской веры между радикальным исламом и государством. Он считает, что политический ислам — еще не весь ислам и что насильственный ислам — еще не весь политический ислам. Ислам сложнее, чем о нем принято думать на Западе, утверждает он. Это полезный механизм для психологической уверенности в себе. В том числе и для чувства юмора.

Однако философ не объясняет, где грань, которая отделяет рациональное восприятие от приступа гнева, какой разразился в арабском мире, к примеру, от «Сатанинских стихов» Салмана Рушди или от датских карикатур на пророка Мухаммеда. В странах «арабской весны» существуют разные виды ислама, говорит философ. Один из них — официальный государственный, состоящий из решений высших правительственных чиновников и духовных авторитетов. Они разрабатывают законную политическую и экономическую базу, так называемый «Петро-Ислам», действующий в Саудовской Аравии, Ливии и Иране, живущих за счет нефтяного бизнеса. Другой вид ислама не связан с бизнесом, по крайней мере, напрямую: это «Братья-мусульмане», политическое радикальное течение, одно из самых влиятельных на Ближнем Востоке.

Немецкие эксперты комментируют данную классификацию следующим образом. В ряде стран «арабской весны» как раз и существует реальная опасность того, что «Братья-мусульмане» или родственные им по духу группировки, получив значительную часть голосов на выборах, способны стать частью властных структур и, следовательно, представлять официальный государственный ислам, что и означает радикализацию правления. Тем более что в регионе есть примеры для подражания — ливанская «Хизбалла» и палестинский ХАМАС.

Радикализация восточного образца ощущается не только в странах «арабской весны», но и в Германии. Эксперты спецслужб ФРГ отслеживают прямую связь между событиями в странах «арабской весны» и у себя в стране. Таким был, к примеру, арест 29 апреля с.г. в Германии «Дюссельдорфской группы» — предполагаемых членов «Аль-Каиды», двое из которых с марокканскими, а один с иранскими корнями, — вызвал противоречивые оценки экспертов Федерального ведомства уголовной полиции (BKA). Готовившие теракт зашли столь далеко, что следователи предполагали повышенную опасность для граждан. Факт, побудивший ВКА действовать оперативно и безотлагательно, — теракт в Марракеше, в результате которого, по данным немецких СМИ, погибли 16 человек и ранены 25. Хотя до даты предполагаемой акции тройки радикалов оставалось еще две недели (речь идет о финале «Евровидения» в Дюссельдорфе), было решено действовать на упреждение.

Как говорится в полицейских отчетах, 29-летний марокканец Абделадим Эль-К. привлек их внимание еще несколько лет назад, когда посещал курсы в различных немецких университетах. В частности, прилежно изучал мехатронику и машиностроение в Рурском университете в Бохуме в 2009 году, впоследствии отказавшись от сдачи экзаменов (что естественно: у него не было цели получить диплом), а затем, в начале 2010 года, прошел подготовку в лагере боевиков в Вазиристане и стал специалистом по изготовлению бомб. Тогда же и там же он, по оперативным данным, получил благословение от старейшин «Аль-Каиды» на теракт в Германии. Его соратникам стал 31-летний немец марокканского происхождения высококвалифицированый электромонтер Джамиль С. Он родился в Дюссельдорфе, и знание западного менталитета сыграло решающую роль как в техническом отношении, так и в другом порученном ему деле — сборе средств и подготовке поддельных документов. 19-летний иранец и без пяти минут выпускник гимназии Амик С. из Бохума, также уроженец Германии и обладатель иранского паспорта, осуществлял конспиративную связь.

По мнению Федерального прокурора Райнера Грисбаума, марокканцы и иранец намеревались взорвать в большой толпе людей, включая салон автобуса или автобусную остановку, устройство, начиненное металлическими деталями. Конкретная цель для нападения, однако, выбрана еще не была, предполагаемые террористы находились «в стадии экспериментирования», отметил Грисбаум. О том, что они были настроены решительно, свидетельствовали, во-первых, наличие у предполагаемых боевиков большого количества взрывчатки, во-вторых, оперативные данные о том, что предполагаемый главарь группировки прошел обучение в лагере террористов в Афганистане, в-третьих, ориентировка на предполагаемых боевиков от органов госбезопасности Марокко, в-четвертых, результаты полугодового наблюдения за ними сотрудников немецких правоохранительных органов. При этом силовики ФРГ продолжают отслеживать все личные связи и интернет-контакты, вплоть до обмена кулинарными рецептами, которые могут оказаться закодированным описанием технологии изготовления взрывчатки, еще 130 подозреваемых в связях с радикалами. При этом значительная их доля связана или с «Аль-Каидой» в странах Магриба, или с пакистанскими лагерями при отчетливом иранском следе.

Пока исламские экстремисты не совершили ни одного крупного теракта на территории Германии. Однако попытки организовать нападения и взрывы в немецких городах ими предпринимались. Причем задолго до наступления «арабской весны». Летом 2006 года Германия была потрясена делом «чемоданных террористов», когда взрывные устройства, изготовленные двумя радикально настроенными молодыми ливанцами, были обнаружены в оставленных ими в пригородных поездах чемоданах, и бомбы, сделанные в кустарных условиях, по счастливой случайности не сработали. В 2007 году прогремело дело так называемой «Зауэрландской ячейки», когда два принявших ислам немца и два турка, один из которых был гражданином ФРГ, планировали совершить теракт на американской военно-воздушной базе Раммштайн на западе Германии, а также организовать взрывы в посещаемых военнослужащими армии США кафе, ресторанах, дискотеках и аэропортах.

«Мы являемся мишенью для военизированных групп исламских радикалов», — отмечает Рольф Топхофен, глава эссенского Института исследований проблем терроризма и политики безопасности. Он обращает внимание на то, что основную опасность для Германии представляет так называемый доморощенный терроризм, то есть наиболее опасный вид терроризма, когда преступник или родился в ФРГ, или долгое время живет в стране, манерами и речью совершенно не отличим от большинства и прежде никогда не попадал в поле зрения спецслужб. В ФРГ «Аль-Каида» сохраняет особенности оргструктуры, отмечает Топхофен, указывая на множество ячеек, рассеянных по Германии и не связанных друг с другом напрямую. Действуя самостоятельно, они избирают в качестве целей вокзалы и аэропорты, рынки, крупные культурные и спортивные мероприятия. «Боевики «Аль-Каиды» стремятся к тому, чтобы в результате организованных ими терактов погибли как можно больше людей, предостерегает Рольф Топхофен. По мнению Бернда Георга Тамма, немецкого эксперта по борьбе с терроризмом, усиление мер безопасности, в том числе арест «Дюссельдорфской группы», вряд ли остановит экстремистов, однако возможно, что эти меры будут способствовать их поимке. Это проблематично, поскольку террористическая сеть полностью не раскрыта (предположительно в ячейку входят семь-восемь человек) и дальнейшие расследования после ареста трех подозреваемых затруднены, заявил глава BKA Йорг Цирке.

Судя по данным опубликованного недавно доклада Федерального ведомства по охране Конституции, в 2010 году в Германии спецслужбы зафиксировали деятельность 450 радикальных исламистов, то есть на 40 человек больше, чем годом ранее.

Написавший предисловие к докладу сенатор Эрхарт Кертиг отмечает, что ни католицизм, ни индуизм, ни буддизм не ассоциируются в общественном сознании с экстремизмом. Речь идет только о мусульманах. Однако, подчеркивает он, мы должны переосмыслить определение термина «исламизм», «четко разделяя террористов, которые отвергают нашу демократию, и людей, которых отличает только приверженность к вере».

Немецкие комментаторы указывают: при этом сенатор умалчивает о важной теме — сколько людей в мусульманской диаспоре Германии идейно и финансово поддерживают радикальные настроения, а заодно и группировки на Арабском Востоке. Внести свой вклад в поддержку радикалов несложно. Для этого достаточно положить конверт с деньгами под ковер во время джума-намаза в ближайшей мечети. «С исламизмом теперь все в порядке», комментируют немецкие СМИ выход в свет доклада.

Особенно успешными были в 2010 году действия салафистов, подчеркивается в документе. Указано, что в основном их деятельность осуществляется благодаря интернет-обращениям известных немецких салафистов Пьера Фогеля, Ибрагима Або Наги и Абделлатифа Руали. Они пропагандируют главные элементы идеологии салафитов, которые, как говорится в докладе, «противоречат основам свободного демократического порядка». Их цель заключается в замене немецкого светского правового государства на исламскую правовую систему. Очень остро они реагируют на сексуальные отклонения, требуя смертной казни для гомосексуалистов и избиения палками женщин, которые отказывают мужьям в интимной близости. Подобные призывы формируют «питательную среду для исламистской радикализации и вербовки людей, необходимых для реализации воинствующего джихада».

Подстрекательство к бытовому и общественному насилию в последние месяцы совмещается с призывами всеми мерами поддерживать исламистов, действующих в странах «арабской весны». Эту работу ведут, по данным спецслужб, такие исламистские организации, как Die Wahre Religion («Истинная религия»), бременский Islamische Kulturzentrum Bremen, Dawa FFM и Einladung zum Paradies («Приглашение в рай»). 63-страничный доклад — убедительный повод для того, чтобы присмотреться, как радикализуется жизнь Германии в исламском формате под влиянием событий на Арабском Востоке.

Актуальные данные по интернациональному характеру исламского терроризма были приведены в докладе Гвидо Штайнберга, руководителя берлинского исследовательского центра Stiftung Wissenschaft und Politik. Ведущий германский эксперт выступил с ним 16 мая с.г. на конференции Института по изучению ислама и берлинской Высшей школы мусульманских культур и обществ в сотрудничестве с Центром региональных исследований (CAS). Тематика научного сбора была обширна и диктовалась названием конференции: «Споры об исламе. Перспективы критического исламоведения». Важная часть дискуссии была посвящена радикализации в странах «арабской весны». Ислам у всех на устах, сказал Г. Штайнберг. Мы говорим об отношениях между исламом и современностью, оцениваем ислам в аспекте насилия, просвещения. То, что происходит в странах Северной Африки и на Ближнем Востоке, — реальное воплощение угроз, которые несет этому региону исламизм. Неважно, как именуется та или иная его радикальная ветвь. Важно, что воинствующий ислам жаждет власти, чтобы подмять под себя любые демократические преобразования. Если иметь в виду, что многие из стран протестного движения в нескольких поколениях лишены понятия о главных демократических ценностях, то радикалы стремятся к тому, чтобы народы региона никогда не узнали об этом, а жили исключительно по законам шариата.

Парадокс ситуации состоит в том, что, к примеру, в египетской революции исламисты не играли никакой роли, ни организующей, ни в плане масштаба участников, отмечают эксперт Рональд Майнардус (Friedrich-Naumann-Stiftung, Каир) и исламовед Гетц Нордбрух, специалист по Сирии, Ливану, Египту, Алжиру и Палестине. Однако теперь, когда «арабская весна» набрала силу и опыт, вошла в возраст, радикальные мусульмане усиливают и терроризируют умеренных мусульман и христиан. Прежде всего, это касается салафистов, которые являются организаторами и зачинщиками беспорядков, причем безразлично, какой объект перед ними — церковь, жилой дом или магазин, все будет разорено или сожжено. Если перед салафистами женщина, которая, по их мнению, одета достаточно легкомысленно, она будет обязательно подвергнута атаке: словесному оскорблению или избиению.

Это подтверждает один из лидеров салафистов в Александрии Абдель Монейм аль-Шахат, который недавно выступил с программным заявлением по телеканалу «Аль-Джазира». «Слушая это выступление, я думал о том, что при режиме Хосни Мубарака религиозные фундаменталисты обладали минимальным воздействием, — делится впечатлениями Рональд Майнардус. — Особенно сильная и активная политически группа «Братья-мусульмане» в то время преследовалась и подавлялась. А в Египте послереволюционного периода они получают власть». Это может означать только одно: власть намеренно привлекает радикалов к управлению, чтобы показать, что каким бы себе не представляли режим Мубарака, он все же гарантировал от салафистов, указывает Гетц Нордбрух.

Своими наблюдениями о радикализации египетского общества немецкие ученые поделились на состоявшемся в Каире 5-7 мая с.г. международном форуме в рамках акции International Liberal Support for Arab Revolutions. На нем были представлены альянс либералов и демократов в Европарламенте, партия европейских либерально-демократических реформ, Всемирная федерация либеральной молодежи и ряд других организаций Европы и Африки. Поскольку в дискуссии приняли участие высшие египетские чиновники, они получили оценку состояния египетского общества и своей собственной работы с точки зрения независимых аналитиков, в том числе фонда Фридриха Науманна, отслеживающего развитие «арабской весны» в египетском формате. Немецкие исследователи отмечали, что политически радикальные исламисты, похоже, имеют пока небольшое влияние. Тем не менее наблюдатели опасаются, что исламисты могут одержать верх на выборах в сентябре. Возможен альянс «Братьев-мусульман» и салафитов. Тенденция усиления их влияния, обозначенная пока организацией беспорядков, объясняется поддержкой, которую они получают из-за рубежа. В числе доноров радикалов немецкие эксперты называют ваххабитские религиозные организации из Саудовской Аравии.

К такому же мнению склоняются профессор Ральф Райхвальд (ТУМ), представители университета Эрлангена-Нюрнберга профессора Матиас Рое и Хартмут Бобцин, профессор Ева Ортманн из университета Бонна — участники большой программы Немецкого радио «Арабский мир в стадии трансформации».

Они пришли к мнению, что начиная с «жасминовой революции» в Тунисе в конце января, когда наступил период устранения диктаторов арабских режимов на волне широких протестов, во властных структурах стран региона образовался вакуум, который стали активно заполнять если не сами радикалы, то их ставленники или сочувствующие исламистам. За их плечами, возможно, нет опыта подпольной борьбы или террористического прошлого, а потому они воспринимаются как демократически настроенные.

Именно этим объясняется отсутствие реального реформирования обществ Арабского Востока, судебной системы, внедрение парламентской культуры и прочие вопросы, которые совершенно не актуальны для радикалов. Пороки, созданные системой, остаются. В их числе тотальная коррупция, которая позволяет радикалам откровенно покупать нынешних чиновников и скорее всего приобрести нужное число избирателей в ходе предстоящих выборов.

Основным мотивом подобных действий является призыв к сохранению мусульманских ценностей на фоне наступления демократии с ее западными стандартами, воспринимаемой как поход крестоносцев против устоев ислама. Учитывая, что влияние радикалов подкреплено в ряде стран и оружием (например, аль-каидовцы в Йемене), несложно просчитать перспективу успешного прихода к власти исламистов.

 

Использованы данные Neue Zuercher Zeitung, taz, Deutschlandfunk, Sueddeutsche Zeitung.

***

Источник: Институт Ближнего Востока

Код для блога:

<div style="border:1px solid #998663;"><a href="/articles/1807" title="Интернационализация радикального ислама по оси «страны “арабской весны” – Германия»: оценки немецких экспертов"><div style="float:left; margin-right:10px"><img src="/files/logo.jpg" alt="Интернационализация радикального ислама по оси «страны “арабской весны” – Германия»: оценки немецких экспертов" title="Интернационализация радикального ислама по оси «страны “арабской весны” – Германия»: оценки немецких экспертов" /><br />www.navoine.ru</a></div><p>Берг И.С. (Ближний Восток, Европа):</p><h2 style="font-size:16px;margin:0 0 6px;"><a href="/articles/1807" title="Интернационализация радикального ислама по оси «страны “арабской весны” – Германия»: оценки немецких экспертов">Интернационализация радикального ислама по оси «страны “арабской весны” – Германия»: оценки немецких экспертов</a></h2><div><p style="text-align: justify;"> &nbsp; Вероятность исламистской угрозы в странах &laquo;арабской весны&raquo; была в числе главных акцентов на экспозиции &laquo;Арабский мир в стадии перехода &mdash; факты и перспективы&raquo; 25 мая с.г. в Баварской академии наук. Экспозиция &mdash; старт большой программы обсуждения положения на севере Африки и на Ближнем Востоке. На конференциях и семинарах эксперты в различных отраслях знаний ведут речь о широком спектре преобразований: система образования в Тунисе, разнообразие форм ислама, отношение к племенным культурам и обычаям со стороны правительств арабских стран, основы исламского права. Мероприятия проводятся под руководством профессора Карла-Хайнца Хоффманна, президента Баварской академии наук.</p> </div><div style="clear:left"></div></div>

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.

Подробнее о форматировании

fc-gts.ru